недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/Город

«Я смотрю на дом и думаю, когда уже рухнет балкон?»

770
«Я смотрю на дом и думаю, когда уже рухнет балкон?»
Видеограф главных фэшн-событий Европы Варя Колесова — об отношении к архитектуре в Екатеринбурге и Берлине

Вот уже больше года Варя Колесова живет в Берлине, откуда ездит на недели высокой моды в Париж, Милан и другие европейские города. Она работает видеографом в компании Fashiontomax, которая создает контент для таких модных брендов, как Prada, Bulgari, Fendi, Tommy Hilfiger, Valentino, Ralph Lauren, Etro. В родной Екатеринбург Варя приехала на новогодние праздники и рассказала N1, почему уральская столица — идеальный город для пешеходов, где в Берлине можно почувствовать себя как дома и почему ее подруга-бразильянка мечтает побывать в российской глубинке.

«Темные улицы меня не пугают»

Я прожила в ЖК «Адмиральский» на улице Юмашева около семи лет. По семейным обстоятельствам переехала туда в 10-м классе вместе с собакой и кошкой, чтобы жить отдельно от родителей. Мне очень понравился этот район: окна моей квартиры выходили прямо на реку Исеть. С одной стороны, тихо и спокойно, а с другой — можно быстро дойти до центра города. Летом здесь очень круто: длинная набережная, прохладный ветерок, красивые закаты. Можно брать саб-серфы и плавать по реке. До этого я жила в обычной пятиэтажке-хрущевке недалеко от свердловской киностудии. А тут — новый чистый подъезд, четыре лифта с блестящими зеркалами, консьерж и охраняемый двор.

Но определенный диссонанс в этом районе все же есть: на улице Юмашева мы видим новые многоэтажки, а на соседней, Папанина, — старенькие и разваливающиеся домики. Я нередко возвращалась домой ночью — с прогулки, из гостей или бара, но, сроднившись с этими местами, чувствовала, что мне ничего не угрожает. Кроме того, у меня отсутствует чувство страха перед темнотой (смеется). Помню, что выходить на пробежки я старалась поздно вечером. Мне нравился мрак на улице. Да и сейчас, живя в Берлине, я предпочитаю бегать по ночному парку, когда лишь лунный свет помогает понять, куда нужно бежать. 

Раньше власти Екатеринбурга планировали сделать мост через реку Исеть и связать улицы Папанина и Опалихинскую. Местные жители выступили резко против. Я была солидарна с ними: когда представляла, что у нас появится постоянно загруженная дорога, становилось очень грустно. Здесь тихий уголок, и ужасно не хочется, чтобы его испортили. Тем более, что машин в этом месте своих хватает. Утром по Папанина быстро не проехать — все стоят в пробке.

Эта часть Верх-Исетского района напоминает мне восточный Берлин (часть немецкой столицы, которая после Второй мировой войны попала в советский сектор Ред.), где тоже много построенных в советские годы домов. Но есть большое различие в состоянии зданий. В Берлине старые дома словно законсервировались — за ними ухаживают, реставрируют. А у нас будто все сдались: если здание дряхлое, можно за ним больше не следить. На улице Папанина есть дом, глядя на который, я каждый раз думаю: «Когда уже рухнет балкон?». В Екатеринбурге многие здания выглядят аварийными, но в них до сих пор живут люди.

Мне грустно, что дома на Папанина хотят ликвидировать. Для кого-то они — личная история, кто-то живет в них всю жизнь. Я не думаю, что это стремление к разрушению объясняется только жаждой наживы застройщиков. Во всем мире люди думают о деньгах, но в Европе изначально другой подход: зачем строить новое, когда можно поддерживать старое в хорошем состоянии? В Германии, например, очень любят все чинить. Ни разу не видела, чтобы на дорогах не было строительных ограждений.

Прилетев в Екатеринбург после года, проведенного в Европе, я стала обращать больше внимания на архитектуру

В ветхости есть что-то особенное. Моя подруга из Бразилии — фанат русской культуры. Если бы она побывала здесь, на Папанина, и провела ночь в одном из здешних домов, то была бы самым счастливым человеком. Ей нравятся подобные пейзажи с полуразрушенными, порой заброшенными, строениями. А мы к ним привыкли, для нас это — обыденность. 

«По сравнению с Европой, Екатеринбург освещен очень ярко»

Екатеринбург с точки зрения пешехода — суперудобный город. Он очень компактный, до любого места можно дойти пешком. Я люблю гулять, поэтому мне это нравится. А вот быть автомобилистом у нас непросто: очень много машин, что объяснимо — ходить пешком зимой, которая длится на Урале почти полгода, холодно.

Прилетев в Екатеринбург после года, проведенного в Европе, я стала обращать больше внимания на архитектуру. Когда я ехала из аэропорта, то взглянула на город глазами туриста и увидела красивые здания XIX–XX веков, которые раньше не замечала — они были для меня просто фоном. 

Я отношусь к городам как к людям. Понимаю, что не могу ничего изменить, а потому принимаю и люблю их такими, какие они есть

Еще я отметила, что в нашем городе очень любят разноцветные неоновые огни и подсветку. По сравнению с Европой, Екатеринбург освещен очень ярко, даже парки подсвечиваются. В Берлине такое встретишь редко — в местных парках водится много диких животных. Рядом с человеком может спокойно пробежать лисица, а по зеленой лужайке проскакать кролики. 

Мне кажется, жители российских городов, и Екатеринбурга в частности, хотят выделиться и показать себя. Поэтому, возможно, у нас такие яркие баннеры — все должно светиться, сверкать. В Европе тоже есть вывески, но они куда скромнее — немцы выбирают минимализм. Я отношусь к городам как к людям. Понимаю, что не могу ничего изменить, а потому принимаю и люблю их такими, какие они есть. Есть два пути — либо ты не принимаешь город и уезжаешь, либо меняешь свое отношение к нему.

«Мое детство шокировало друзей-иностранцев»

Мои любимые места в Екатеринбурге — сквер рядом с УрФУ и дендрарий недалеко от него. Еще мне нравится сквер за Театром оперы и балета — в детстве и юности я часто гуляла в нем. Также в старших классах мы нередко ходили на Красноармейскую улицу, где находится ЖК «Малаховский». По тем временам это была территория «богатой жизни» — красивая и чистая, с фонтаном и классной детской площадкой. Сама я жила в доме со стандартным двором. Но в детстве и не нужны были изыски. Если трактор сгребал в кучу снег, то мы вырывали в нем нору и чувствовали себя самыми счастливыми.

Еще я люблю отрезок улицы 8 Марта рядом с гимназией №9, где находится винтажный магазин «Камни», в создании и продвижении которого я участвовала. Во время учебы в УрФУ преподаватель дал нам задание придумать бизнес, который можно сделать здесь и сейчас, без вложений. Мы с подругами придумали концепцию магазина, где можно было бы продавать наскучившую одежду. Написали бизнес-план и решили, а почему бы не открыть такое место? Постепенно наше дело выросло в «Камни».

Если бы мои друзья-иностранцы приехали в Екатеринбург, я бы показала им набережную реки Исеть, площадь 1905 года, Ельцин Центр. Свозила бы их к УрФУ и прокатилась вместе с ними на метро. Показала бы, какие у нас потрясающе красивые станции, а за проезд можно расплачиваться с помощью телефона. В Европе эта услуга до сих пор есть не везде. Обязательно посетили бы Парк Маяковского, а затем отправились кататься на коньках или на лыжах. Поводила бы гостей по ресторанам и накормила вкусной едой: сырниками, супами, пельмешками, разными майонезными салатами (смеется). А в заключении можно было бы отправиться в деревню, чтобы показать иностранным гостям настоящую Россию и угостить их домашней настойкой, селедочкой и самолепными варениками. Когда я рассказывала друзьям из Италии, как проходило мое детство, как я лазила по деревьям, ныряла в прорубь и рыла в снегу норы, то буквально шокировала их. Они в это время читали книги или играли в компьютерные игры.

Немецкая битва за «квадраты»

В последние годы я работаю с командой Fashiontomax, которая создает контент для модных брендов Prada, Bulgari, Fendi, Tommy Hilfiger, Valentino, Ralph Lauren, Etro и поставляет его глянцевым журналам. Я езжу на недели моды в европейские столицы, а также снимаю видео-контент для социальных сетей и не только. А началось все с создания смешных видеороликов в школе. Потом я стала снимать своих подружек, работать в фотостудиях и выставлять фото и видео в своем Instagram — там меня находили клиенты. Мне всегда нравились мода, фэшн-съемки, музыкальные клипы и красивые люди. Снимать моделей у меня получается лучше, чем, допустим, пейзажи.

Год назад я перебралась в Берлин. О переезде в Европу не мечтала, но из-за частых командировок растеряла многих клиентов в Екатеринбурге и делать здесь стало уже нечего. Два года назад я приехала в Берлин на Рождество, сходила на свидание и начала встречаться с живущим там парнем. Как-то все закрутилось, и я стала искать варианты остаться в Германии. Выяснилось, что есть виза фрилансера, позволяющая жить в Берлине длительное время. Можно сказать, что любовь стала мотиватором к переезду.

Во время первого визита в Берлин мне он не понравился — я не понимала, как устроен город, что за люди в нем живут. Но постепенно сблизилась с ним. В восточной части города, где я сначала снимала комнату, есть улица Карл-Маркс-аллее — широкая, с высокими, как муравейники, домами, напоминающая Кутузовский проспект или Тверскую в Москве. По облику — это прямо Россия, там даже есть ресторан «Москва». Теперь я живу в западной части Берлина, в красивом европейском доме с высокими потолками в квартирах, который был построен еще в XIX веке. В столице Германии очень дорогое жилье. Да, можно найти комнату и за 200-300 евро в месяц, но далеко от центра. Другая проблема — дефицит жилья, здесь идет буквально битва за «квадраты»! В один день посмотреть комнату могут до 100 человек.

Увидеть Париж и остаться без телефона

В минувшем году я надолго не задерживалась в Берлине, регулярно летала в Париж, Милан, Венецию и другие европейские города. Милан — старый город, в центре которого сосредоточены здания X–XIX веков, а новостройки преимущественно расположены на окраинах. В старинных домах царит особая атмосфера, но, останавливаясь в них, надо быть готовым к возможным проблемам с водой или электричеством. В Милане, как и в Екатеринбурге, удобно быть пешеходом — улочки в нем маленькие. Венеция мне тоже понравилась. Я провела там два дня на съемках, раздумывая над тем, каково это — жить в городе, где практически нет пешеходных улиц, и передвигаться по воде на лодке? Вообще, Италия — страна, от которой я особо ничего не ожидаю, но каждый раз, приезжая туда, повторяю: «Господи, как красиво, как вкусно!». Отличное место для жизни!

Париж сначала меня очаровал, я подумала: «Какой классный город». Но с каждым новым визитом я стала обращать больше внимания на то, что он грязный и небезопасный, в нем очень много людей. Присутствует ощущение, что за тобой постоянно кто-то следует. Однажды у меня украли телефон — вырвали его из рук в метро. В Париже сложно расслабиться: темп жизни очень быстрый. Ты, как белка в колесе, постоянно бегаешь.

Я всегда стараюсь находить что-то хорошее и не люблю сравнивать города. Один человек будет счастлив в Париже, другой, возможно, нет. Мы сами создаем нужную атмосферу и окружение. Пока я хочу жить в Берлине, потому что мне там комфортно. Но строить долгосрочные планы не берусь: как показал прошлый год, они могут легко разбиться. Не могу сказать, что никогда не вернусь в Екатеринбург. Я уверена, что устрою свою жизнь везде, куда бы ни приехала.

Комментарии 0
редакцияeditorial@cian.ru